a1a0d2b2     

Платова Виктория - Ужасные Невинные



ВИКТОРИЯ ПЛАТОВА
УЖАСНЫЕ НЕВИННЫЕ
Аннотация
…Можно легко нарушить все десять заповедей и лишь одну, стоящую особняком, нарушать не рекомендуется: никогда не заговаривай с незнакомцами. Но именно это происходит с кинокритиком Максом.

Неожиданная встреча с гламурной красавицей заставляет его полностью изменить жизнь, а поиски девушки обернутся кровавым путешествием от преступления к преступлению. Сменяющие друг друга жертвы – только ступеньки на пути к ускользающей цели. В мире, где жизнь и смерть – всего лишь виртуальные штампы, и не может быть подругому. И дорога от человека к зверю оказывается дорогой к самому себе…
Мнения персонажей книги не всегда совпадают с мнением автора.
«Нужно быть честным, чтобы жить вне закона».
Боб Дилан
«МОЯ НОЧЬ С МОД»
***
Спутать Гато и ДжанПаоло также проблематично, как и подрочить в редакционном сортире. Во всяком случае – в обеденный перерыв. Во всяком случае – для меня.

О Гато я знаю чуть больше, о ДжанПаоло – чуть меньше, оба они болтаются на одномединственном черенке, две вишенки, слегка переспевшие, слегка подгнившие; я моложе их обоих, но вряд ли это можно считать преимуществом. Барбиери.
Барбиери – это и есть черенок. Они носят одинаковую фамилию, хотя и занимаются разными вещами. ДжанПаоло – это «Exotic Nudes», издательство «Taschen», девятнадцать евро из сорока восьми, потраченных в книжном супермаркете «Горски»: два фотоальбома по цене одного, Таити и Сейшелы, никогда мне до них не добраться, никогда – ни до Таити, ни до Сейшел.

Слишком много в мире мест, до которых мне не добраться. Слишком много мест, слишком много вещей. Шляпу борсалино мне тоже не носить.

Но не только это убивает меня.
Что можно извлечь из шляпы борсалино по здравом размышлении? Кроличьи уши гангстерских войн в Чикаго и НьюЙорке; носовые платки, загаженные то ли кровью, то ли томатным соусом; парочку томмиганов с пятьюдесятью патронами в диске.

Каким образом Гато выудил из нее саундтрек к «Последнему танго в Париже» – уму непостижимо. Неизвестно, держал ли он когданибудь в руках томмиган, но с саксофоном управляется будь здоров, шляпа борсалиио идет ему так же, как и Аль Капоне, даром что Гато и не итальянец вовсе – аргентинец, сакральные складки у крыльев носа и плохо вымытые волосы выдают его с головой.
Гений с плохо вымытыми волосами – именно так.
Впрочем, Брандо в «Последнем танго…» выглядел еще хуже.
Как выглядит ДжанПаоло, я не имею ни малейшего представления. Зато его сейшельские и таитянские модели… о да, я хорошо их изучил, это, конечно, не повод для дрочки в редакционном сортире, но все же, все же… И неизвестно, что вставляет тебя больше – мужчины или женщины, скаты или octopus , песчинки на головке члена или вода, подступившая к соскам. Фрукты тоже выглядят эротично, глянцевые лепестки цветов провокационны, как чулки со швом, глаза мертвых акул полны тоски о несбывшемся, мне остается лишь кружить над всем этим великолепием.
Как стервятнику над падалью.
Круги, которые я с завидным упорством нарезаю, ограничены пространством кадра, цветного, но чаще – чернобелого, разглядеть самого ДжанПаоло не представляется возможным, как и любой уважающий себя бог, он остается вне фокуса, вне досягаемости; может быть – просто прикидывается: татуировкой на ленивой таитянской голени, черепашьим панцирем или все тем же octopus, иссушенным на солнце.
У гения и бога не так уж много различий.
Первому просто недосуг хорошенько вымыть волосы, а второй… Второй набивает их песком, рыбьей чешуей, осколками рак



Назад