a1a0d2b2     

Платова Виктория - Хрустальная Ловушка



ХРУСТАЛЬНАЯ ЛОВУШКА
Виктория ПЛАТОВА
Анонс
Долгожданная поездка с семьей на горнолыжный курорт оборачивается для Ольги Красинской настоящим кошмаром. Заблудившись в сумерках в горах, она случайно попадает в пещеру, где находит страшную коллекцию - семь трупов, закованных в лед. Не помня себя, Ольга бежит из пещеры.

Но ее рассказ воспринимают как бредни сумасшедшей. А через несколько дней в гостиничном номере убит отец Ольги.
Иона - главная подозреваемая. В ее невиновность не верит никто, даже близкие люди. Не верит и она сама.
Что это - действие сумасшедшей или хорошо спланированный преступный замысел - именно в этом придется разобраться начальнику охраны курорта Пал Палычу Звягинцеву...
Автор выражает искреннюю признательность за помощь в написании романа сотрудникам горнолыжного комплекса "Золотая долина" (г. Санкт-Петербург).
... Он будет лучшим в коллекции, этот трофей.
Этот легкомысленный жеребец, конь с яйцами, поклонник фирмы "Саломон" , любитель армрестлинга, баночного пива и натуральных блондинок. Блондинок всего пятеро - двое замужем, одна разведена, одна залечивает ранний климакс и полуслепые глаза подобием фристайла.

Кажется, такие неприятности со зрением называются астигматизмом... Еще одна, преподавательница философии какого-то московского института, послала его подальше вместе с баночным пивом.

Нужно отдать ему должное, он никого не пропустил за ту неделю, что околачивается в "Розе ветров", подонок. А с двумя даже умудрился переспать, с разведенкой и астигматичкой, - они сами на это нарывались, так что доблесть невелика.
Теперь эти две самки ненавидят друг друга.
А он мертв.
О том, как он умер, никто никогда не узнает.
И тело его не найдут, ничего не поделаешь, две лавины прошли одна за другой. В коротком промежутке между ними я успел спасти его. Спасти, чтобы убить Он не ожидал.

Он не ожидал, что моя лыжная палка, переделанная под нож, окажется так остро заточенной. И что она войдет ему под лопатку, не встретив никакого сопротивления Перед смертью он назвал мне свое имя. Кирилл. Астигматичка называла его Кирой.

Разведенка - Лариком. Я тоже представился. Он обещал мне пиво и армрестлинг, как только мы доберемся до "Розы ветров". Мы спустились по склону: сначала он на своем сноуборде, затем я. Я взял влево, хотя "Роза ветров" находится правее.

Он не обратил на это внимания: новички не ориентируются на местности, а он был новичком, это ясно. "Обязательно приеду сюда на следующий год" - это были его последние слова. Последние перед тем, как моя лыжная палка вошла ему под лопатку, не встречая никакого сопротивления.
...Я давно за ним охотился. Он будет лучшим в коллекции, этот трофей, хотя с ним и придется повозиться.
Хорошо посаженная голова, разворот ключиц, грудная клетка, аккуратные ягодицы - все это выше всяких похвал. Единственное, что раздражает меня, - это удивление, застывшее на его холеном лице. Удивление - и больше ничего.

Почему все они безмерно удивляются, когда смерть застает их врасплох, почему на это так живо реагируют их носогубные складки и глазные яблоки?.. Только с одним трофеем мне повезло - горе-альпинист, отбившийся от группы во время восхождения по южному склону и похороненный лавиной. Он умирал несколько часов, хотя для смерти хватило бы и пятнадцати минут; несколько часов мучений только потому, что ему удалось создать воздушный мешок - он методично бился каской о прессованный снег.
Но это только продлило агонию. И придало его лицу то выражение, которое я тщетно хочу придать лицам всех



Назад