a1a0d2b2     

Платонов Андрей - Счастливый Корнеплод



Андрей Платонов
СЧАСТЛИВЫЙ КОРНЕПЛОД
Младший лейтенант интендантской службы Петр Феофанович Харчеватых
служил в управлении тыла одной армии и был известен своей инициативностью.
Главное свойство Петра Феофановича состояло в том, что, как только он
посмотрит на что-либо, на любой предмет или даже на естественное явление,
так тут же почувствует, что этот предмет необходимо улучшить или направить
его заново или же, по крайности, следует принять в отношении его хотя бы
косвенные меры, но оставлять вещь так, как она существует, ни в коем случае
нельзя. В дополнительные свойства Петра Феофановича входила также его
способность заботливо продумывать каждое дело до самого его конца и даже
немного далее.
Эта полезная озабоченность, однако, хорошо и доброкачественно влияла
на здоровье Харчеватых. Ему было сейчас уже, видимо, достаточно много лет,
хотя и нельзя сказать -- сколько именно в точности: у него была та
наружность, которая могла соответствовать возрасту от тридцати до
шестидесяти лет; во всяком случае, можно было сказать, что этот человек жил
еще свою первую сотню лет. Но упитанное тело его постоянно сохраняло
деятельную подвижность, а большое, просторное лицо его, на котором
малозаметны были маленький нос, пухлый младенческий рот и еле видные глаза,
-- это лицо его постоянно улыбалось всею своей почти пустой площадью,
словно человек непрерывно находился в блаженстве. Может быть, по этим
очевидным признакам тыловики прозвали Петра Феофановича счастливым
корнеплодом; его наружность, действительно, имела родство с полной
картофелиной-перестарком или, еще точнее, с весовой гирей, если последней
сообщить мечтательное выражение.
Недавно начальство совсем уже пожелало было представить младшего
лейтенанта Харчеватых к повышению в звании, но затем раздумало и отложило
вопрос впредь до выяснения всяких неясностей. Говорили, что самому
начальнику тыла армии, генерал-майору, была еще неясна сущность младшего
лейтенанта Харчеватых и он хотел определить ее лично.
Сам же пожилой младший лейтенант Харчеватых не заботился о ясности; он
заботился о красоте и пользе, которые можно создать из подручного утиля.
В одном разрушенном населенном пункте Харчеватых увидел уцелевшую
кузницу. Ему достаточно было беглого взгляда на дело, и он сейчас же стал
заботливо думать, что здесь нужно, а что вредно, что нуждается в
немедленном усовершенствовании и что бывает на свете лучше кузницы. Обдумав
весь вопрос до конца и далее, Харчеватых распорядился ту кузницу немедля
переделать в баню. Однако посреди самого разгара строительства, когда
кузница уже была наполовину разобрана, а баню складывать еще не начинали,
Петр Феофанович Харчеватых неожиданно понял, что пекарня еще лучше и
нужнее, чем баня, и испросил разрешения воздвигнуть пекарню. Тем временем,
пока из кирпичного боя нестроевые бойцы создавали пекарню, в тыл прибыла на
ремонт кавалерийская часть -- и стало ясно, что кузница лучше пекарни и
бани, потому что нужно ковать лошадей. Тогда Харчеватых обратил все
строительство вспять и приказал строить кузницу обратно. Но тут объявилось,
что, пока строили одно из другого, а затем другое перестраивали в третье,
весь материал истратился и раскрошился в промежутках.
Теперь тыловому начальству неясное стало ясным, и оно, вместо того
чтобы создать из младшего лейтенанта Харчеватых лейтенанта Харчеватых,
обратило его в старшину и назначило действовать в области культуры. Это
мероприятие, однако, лишь добавило доброй энергии



Назад