a1a0d2b2     

Платонов Андрей - Лунная Бомба



Андрей Платонович ПЛАТОНОВ
"ЛУННАЯ БОМБА"
1. ПРОЕКТ КРЕЙЦКОПФА
Сын шахтера, инженер Петер Крейцкопф, в столице своей страны был в
первый раз. Вихрь автомобилей и грохот надземных железных дорог приводил
его в восторг. Город, должно быть, населен почти одними механиками! Но
заводов не было видно, - Крейцкопф сидел на лавочке центрального парка, а
заводы стояли на болотах окраин, на полях сброса канализационных вод, за
аэродромами мировых воздушных путей.
Крейцкопф был молод и совсем не имел денег; он поссорился с
администрацией копей, желавшей добывать деньги из одного сжатого воздуха,
посвоевольничал в своей копи, был отдан под суд, уволен и приехал в
столицу.
Поезд пришел рано, но этот странный город был уже бодр: он никогда не
просыпался, потому что и не ложился спать. Его жизнью было -
равномерно-ускоренное движение. Город не имел никакой связи с природой:
это был бетонно-металлический оазис, замкнутый в себе, совершенно
изолированный и одинокий в пучине мира.
Роскошный театр из смуглого матового камня привлек взор Крейцкопфа.
Театр был так велик, что мог бы быть стоянкой воздушных кораблей.
Горе раскололо сердце Петеру Крейцкопфу: его молодая, когда-то
влюбленная в него жена Эрна осталась в Карбоморте, угольном городе, откуда
Петер приехал. Петер предостерегал ее: "Не стоит расходиться, Эрна. Мы
жили с тобой семь лет. Дальше будет легче. Я поеду в центр и приступлю к
постройке "лунной бомбы", - мне дадут денег, наверное, дадут".
Но Эрне надоели обещания, надоел угольный туман копей, узкая жизнь
Карбоморта и одинаковые рожи бессменного технического персонала, особенно
две личности друзей Петера - узких специалистов, сознательно считавших
себя атомами человеческого знания. Самый частый разговор, слышанный Эрной,
это слова сослуживца Мерца: "Мы живем для того, чтобы знать".
- А того и не знаете, - ответила тогда Эрна, - что люди живут не для
того, чтобы знать...
Петер понимал и Эрну, и своих друзей, а его-то они не особенно
понимали. Аристократка, дочь крупного углепромышленника, получившая
образование в Сорбонне, Эрна ненавидела друзей Петера - мастеров,
электромонтеров и изобретателей, просиживавших в ее гостиной с Петером в
ненужных спорах до полуночи.
Крейцкопф знал, что у него мало общего с Эрной: он, полусамоучка,
инженер по призванию, - и она, овладевшая последними "цветами культуры",
ему недоступными.
И Эрна ушла от него в свой круг людей.
Крейцкопф тосковал, он не знал, что ему делать одному среди множества
людей.
* * *
От всеобщей занятости, электрических реклам, запаха отработанных
газов и рева бушевавших машин тоска Крейцкопфа удесятерилась. Он вспомнил
прошедшие годы своей жизни, полные труда, доверия к людям, технического
творчества и преданности любимой жене. И вот все истреблено неясными
стихиями: люди обманули и предали, его труд был не нужен для них, жена
полюбила другого и возненавидела его, творчество привело его к одиночеству
и нищете.
- Неужели нет спасения? Смерть? Нет, пусть меня раздавит неодолимое,
- или я одолею все видимое и невидимое!
Крейцкопф встал, утерся грязным платком и пошел в Научно-технический
Комитет Республики. Он не верил в пользу зеленых письменных столов, знал
иронию, спрятанную в ящиках канцелярий, и глухое невежество профессоров.
Но податься было некуда.
Его принял председатель Комитета, инженер-путеец. Крейцкопф изложил
свое предложение, иллюстрируя его графическими материалами.
Предложение касалось "лунной бомбы" - некоего транспор



Назад