a1a0d2b2     

Платонов Андрей - Любовь К Родине, Или Путешествие Воробья



Андрей Платонович ПЛАТОНОВ
ЛЮБОВЬ К РОДИНЕ, ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ВОРОБЬЯ
(Сказочное происшествие)
Старый скрипач-музыкант любил играть у подножия памятника Пушкину.
Этот памятник стоит в Москве, в начале Тверского бульвара, на нем написаны
стихи, и со всех четырех сторон к нему подымаются мраморные ступени.
Поднявшись по этим ступеням к самому пьедесталу, старый музыкант обращался
лицом на бульвар, к дальним Никитским воротам, и трогал смычком струны на
скрипке. У памятника сейчас же собирались дети, прохожие, чтецы газет из
местного киоска, - и все они умолкали в ожидании музыки, потому что музыка
утешает людей, она обещает им счастье и славную жизнь. Футляр со своей
скрипки музыкант клал на землю против памятника, он был закрыт, и в нем
лежал кусок черного хлеба и яблоко, чтобы можно было поесть, когда
захочется.
Обыкновенно старик выходил играть под вечер, по первому сумраку. Для
его музыки было полезней, чтоб в мире стало тише и темней. Беды от своей
старости он не знал, потому что получал от государства пенсию и кормился
достаточно. Но старик скучал от мысли, что он не приносит людям никакого
добра, и поэтому добровольно ходил играть на бульвар. Там звуки его
скрипки раздавались в воздухе, в сумраке, и хоть изредка они доходили до
глубины человеческого сердца, трогая его нежной и мужественной силой,
увлекавшей жить высшей, прекрасной жизнью. Некоторые слушатели музыки
вынимали деньги, чтобы подарить их старику, но не знали, куда их положить:
футляр от скрипки был закрыт, а сам музыкант находился высоко на подножии
памятника, почти рядом с Пушкиным. Тогда люди клали гривенники и копейки
на крышку футляра. Однако старик не хотел прикрывать свою нужду за счет
искусства музыки; пряча скрипку обратно в футляр, он осыпал с него деньги
на землю, не обращая внимания на их ценность. Уходил домой он поздно,
иногда уже в полночь, когда народ становился редким, и лишь какой-нибудь
случайный одинокий человек слушал его музыку. Но старик мог играть и для
одного человека и доигрывал произведение до конца, пока слушатель не
уходил, заплакав во тьме про себя. Может быть, у него было свое горе,
встревоженное теперь песнью искусства, а может быть, ему стало совестно,
что он живет неправильно, или просто он выпил вина...
В позднюю осень старик заметил, что на футляр, лежавший, как обычно,
поодаль на земле, сел воробей. Музыкант удивился, что эта птичка еще не
спит и даже в темноте вечера занята работой на свое пропитание. Правда, за
день сейчас трудно накормиться: все деревья уже уснули на зиму, насекомые
умерли, земля в городе гола и голодна, потому что лошади ходят редко и
дворники враз убирают за ними навоз. Где, на самом деле, питаться в осень
и в зиму воробью? Ведь и ветер в городе слаб и скуден меж домами, - он не
держит воробья, когда тот простирает утомленные крылья, так что воробью
приходится все время ими махать и трудиться.
Воробей, обследовав всю крышку футляра, ничего полезного на ней для
себя не нашел. Тогда он пошевелил ножками денежные монеты, взял из них
клювом самую мелкую бронзовую копейку и улетел с ней неизвестно куда.
Значит, он не даром прилетал - хоть что-нибудь, а взял! Пусть живет и
заботится, ему тоже надо существовать.
На другой вечер старый скрипач открыл футляр - на тот случай, что
если прилетит вчерашний воробей, так он может покормиться мякотью хлеба,
который лежал на дне футляра. Однако воробей не явился, наверно, он наелся
где-нибудь в другом месте, а копейка ему не годила



Назад