a1a0d2b2     

Платонов Андрей - Город Градов



Андрей Платонович ПЛАТОНОВ
ГОРОД ГРАДОВ
Мое сочинение скучно и терпеливо,
как жизнь, из которой оно сделано.
Ив. Шаронов, писатель
конца XIX века
1
От татарских князей и мурз, в летописях прозванных мордовскими
князьями, произошло столбовое градовское дворянство, - все эти князья
Енгалычевы, Тенишевы и Кугушевы, которых до сих пор помнит градовское
крестьянство.
Градов от Москвы лежит в пятистах верстах, но революция шла сюда
пешим шагом. Древлевотчинная Градовская губерния долго не сдавалась ей:
лишь в марте 1918 года установилась Советская власть в губгороде, а в
уездах - к концу осени.
Оно и понятно: в редких пунктах Российской империи было столько
черносотенцев, как в Градове. Одних мощей Градов имел трое: Евфимий -
ветхопещерник, Петр - женоненавистник и Прохор - византиец; кроме того,
здесь находились четыре целебных колодца с соленой водой и две лежащих
старушки-прорицательницы, живьем легшие в удобные гробы и кормившиеся там
одной сметаной. В голодные годы эти старушки вылезли из гробов и стали
мешочницами, а что они святые - все позабыли, до того суетливо жилось
тогда.
Проезжий ученый говорил властям, что Градов лежит на приречной
террасе, о чем и был издан циркуляр для сведения.
Город орошала речка Жмаевка - так учили детей в школе первой ступени.
Но летом на улицах было сухо, и дети не видели, что Жмаевка орошает
Градов, и не понимали урока.
Вокруг города жили слободы: исконные градовцы называли слобожан
нахальщиками, ибо слобожане бросали пахотное дело и стремились стать
служилами-чиновниками, а в междуцарствие свое - пока им должностей не
выходило - занимались чинкой сапог, смолокурством, перепродажей ржаного
зерна и прочим незнатным занятием. Но в том была подоплека всей жизни
Градова: слобожане наседали и отнимали у градовцев хлебные места в
учреждениях, а градовцы обижались и отбивались от деревенских охальников.
Поэтому три раза в год - на троицу, в николин день и на крещенье - между
городом и слободами происходили кулачные бои. Слобожане, кормленные густой
пищей, всегда побивали градовцев, исчахших на казенных харчах.
Если подъезжать к Градову не по железной дороге, а по грунту, то
въедешь в город незаметно: вс¬ будут поля, потом пойдут хаты, сделанные из
глины, соломы и плетня, потом предстанут храмы и уже впоследствии
откроется площадь. Посреди площади стоит собор, а против него двухэтажный
дом.
- А где же город? - спросит приезжий человек.
- А вот он, город, и есть! - ответит ему возчик и укажет на тот же
двухэтажный дом старинной стройки. На доме том висит вывеска:
"Градовский уисполком".
На краю базарной площади стоят еще несколько домов казенного вечного
образца - там тоже необходимые губернии учреждения.
Есть в Градове жилища и поприличней хат. Крыты они железом, на дворе
имеют нужники, а с уличной стороны палисадники. У иных есть и садики, где
растут вишня и яблоня. Вишня идет в настойку, а яблоко в мочку.
Живут в таких домах служащие люди и хлебные скупщики.
В летние вечера город наполняется плавающим колокольным звоном и
трубным дымом поставленных самоваров.
Народ в городе существовал без спешки и не беспокоился о якобы лучшей
жизни. Служил с усердием, держа порядок в губернии, но ярости в труде не
знал. Торговали по малости, без риска, но прочно сбивая хлеб насущный.
Героев город не имел, безропотно и единогласно принимая резолюции по
мировым вопросам.
А может, и были в Градове герои, только их перевела точная законность
и надлежащие мероприятия.




Назад