a1a0d2b2     

Плахотникова Елена - Типа В Сказку Попал 1



ТИПА, В СКАЗКУ ПОПАЛ
ЕЛЕНА ПЛАХОТНИКОВА
Аннотация
Всякое случается в мире, где остался только один Хранитель. Здесь Жизнь и Смерть могут поменяться местами, а сон быть ярче и достовернее яви. Здесь можно убить своего двойника или увидеть собственную реинкарнацию.

Здесь можно поговорить с богом, который придумал этот мир. Или не этот, но всё равно придумал. Многое можно в мире, где нет Хранителей Мостов, вот только уйти из него нельзя.
ТИПА, В СКАЗКУ ПОПАЛ
Пролог
Я знал, что умираю. Но знал только я. Тот, кто убил меня, был уже мертв. Я сам подарил ему удар милосердия. Ему повезло, а вот мне...

Плохое он выбрал место для нападения: нельзя здесь умирать. И я цепляюсь за Нить жизни, упрямо надеюсь на чудо. Но чуда не будет - с такими ранами не живут. Ног я уже не чувствую и правой рукой едва могу шевелить.

Устал я, и сил нет выбраться, а умирать страшно. Здесь страшно. Обратил бы против себя Нож, да нельзя.

Неупокоенный с Ножом - это еще страшнее. И я не отпускаю жизнь, ищу свои Отражения.
Далеко они от меня. И трудно это - дотянуться, увидеть. Труднее, чем бежать со сломанной ногой.

И сил много отнимает. Меж двумя вдохами сгорают годы жизни. Моей жизни. Да что её теперь жалеть! Поздно.

Нельзя мне здесь умирать, никак нельзя!..
Дотянулся, увидел.
Отражения есть у каждого, но мало кто слышал о них, мало кто верит. Я слышал. И не верил.

Пришло время - сам убедился.
По-разному они жили, мои Отражения, в разных мирах. Радовались и грустили, любили и проклинали, в богатстве и бедности, во здравии и болезни... жили, не зная обо мне, и друг о друге. Но, как и я, все крепко держались за жизнь.

И якорными канатами были их Нити жизни.
Только у одного Нить была с надрывом. И она быстро истончалась. С каждым ударом его сердца.

А он жил и не знал, что его уже убили. Я потянулся к нему, позвал и он откликнулся так, будто ждал меня всю жизнь.
Связать две Нити легко, если умеешь. И никто не мешает. Он не мешал, а я умел.

Связал, потянул и... вдохнуть он успел там, а выдыхал уже рядом со мной.
Не осталось сил разговаривать с ним, да и время моей жизни почти закончилось. Хорошо, что я из рода долгожителей: успел передать другому свою память, а вместе с ней и своё проклятие. Вложил в его ладонь свиток знания и сапфир умения.

Так пел сказитель великого тойя сто сезонов назад. И тяжесть выбора легла на плечи другого.
- Убей, - попросил я его.
Он медлил.
Тогда я сам нажал на его руку. Ту, что с Ножом. Клинок радостно вошел в моё тело. И я стал свободным.
Я знал, что скоро сдохну. Вот как увидел этих уродов, так сразу и понял: всё, финиш. А ведь только-только жизнь налаживаться стала. И работа по душе, и лапа в барыше. Писал я когда-то стишата, да не получилось из меня гениального поэта.

И верный, заботливый муж не получился. Думал, фигня всё это - успею еще, а жизни осталось на вдох-выдох.
Понятное дело, я не собирался жить вечно, но подыхать вот так, на глазах у толпы, очень уж не хотелось. Многих мудаков порадует моя смерть. Особенно такая.

И так хотелось сделать им гадость: умереть в другом месте и без свидетелей... Душу бы заложил, чтоб сбылось последнее желание!
Не знаю уж, кто там услышал меня, но попал я в незнакомое место. Сразу и совсем в незнакомое. А тот, кто мог хоть чего-то рассказать, умирал. Это я понял с первого взгляда, с такими ранами долго не живут.

Его лицо показалось знакомым. Еще немного и я бы вспомнил. Но он вложил мне в ладонь нож и я отвлекся.

На пару секунд, не больше. И спрашивать стало поздно. Умирающий нажал на м



Назад