a1a0d2b2     

Пискунов Валерий Михайлович - Преодолей Пустоту



Валерий Михайлович ПИСКУНОВ
ПРЕОДОЛЕЙ ПУСТОТУ
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ
Вторая книга молодого автора включает рассказы, объединенные цельным
идейно-тематическим замыслом. Они относятся к той разновидности
психологической и лирической фантастики, проблематика которой всецело
связана с человеком, кругом актуальных конфликтов и ситуаций нравственного
свойства.
Книга адресована широкому кругу любителей фантастики, и прежде всего
молодежи.
СОДЕРЖАНИЕ
Преодолей пустоту
Немая часть спектра
Тень принца
Фотовыстрел
Lupus amicus
Мимикрия
Древо на скале
Боль их боли
Мы знаем их, сынов вселенной,
творцов немыслимой игры, -
над нами плавают миры
по Кларку, Брэдбери и Дему...
Не отвергай их, мать Природа,
они твоих семян цветы
Как соблазнительна свобода -
свобода мысли и мечты .
Весь этот свет рассчитанных мгновений:
осенний свет звезды,
весенний свет звезды
не расстоянья зримой пустоты,
а время обрывающихся длений.
И в этом звездном бесконечном
свете единственно, что можно ощущать,
что ты один на всю длину луча,
на всю длину один и... смертей.
ПРЕОДОЛЕЙ ПУСТОТУ
Сентябрь на земле он решил провести с дочкoй. Сдав документацию,
поспешил в интернат. Минут двадцать, до конца урока прошагал у подъезда,
любуясь верткими на ветру ярко-желтыми листьями.
Прозвенел звонок, и вестибюль наполнился криками и суетой. Вадим
нетерпеливо выискивал дочку, путаясь в лицах и бантах, и радостно
улыбнулся, когда увидел знакомую головку, круглые черные глаза,
большегубенький рот,
- Здравствуй, девочка!
- Папа!
Раиса повисла у отца на шее, болтая нотами и целуя в ухо. .
- Ты привез мне сувенир? Покажи скорее, а то Любка и Анька не верят!
Он хотел ее поправить-мол, не Любка и Анька, а Люба и Аня, но оставил
эти мелочи на потом.
Все же нужно было и повоспитывать, и он спросил, беря не очень
уверенно нужный тон:
- Сувенир само собой, но как ты учишься?
- Хорошо, - беззаботно ответила девочка и продолжала рассказывать о
чем-то своем - об Аньке и Любке, о каких-то препирательствах, в которых не
последнюю роль играл обещанный Вадимом сувенир. И через каждую фразу:
- Ну покажи, покажи, папочка!
Он даже обиделся немного:
- Ты что же, не рада мне?
- Но ты же уже здесь!- безмятежно заметила Раиса.
- Я-то здесь,- сказал он, грустно кивая головой,- но ты ничего обо мне
не спрашиваешь.
- О!- Раиса округлила глаза.- Ты герой! Ты летаешь так долго и все
время в космосе! Там везде пусто, даже кусочков нет! И ты один, один! Я
знаю, там очень трудно! Нужно быть смелым и находчивым! Жизнь в космосе
полна отваги - вот!
Вадим усмехнулся, представив свои рабочие будни в ракете, полные
однообразного труда и изнуряющей легкости, - плаваешь, кувыркаешься в
проклятой невесомости. И только ждешь ускорения, когда можно хоть ненадолго
встать на ноги. Да, только двигаясь о ускорением, ты стоишь на ногах, как
человек, все остальное время кувыркаешься, как обезьяна. Неплохой афоризм,
черт возьми!
Он вынул из кармана кусочек меркурита внутри искусно выточенного
сфероида каталась серебристая пара фигуристов.
- Ой-ё-ё-ё-ёй! - восхищенно прошептала Рая.
Вадим заметил, что на них обращают внимание. И Рая заметила - взяла
его за руку. Восторженно заглядывала в глаза и - "папочка, папочка!". На
виду у всех она была занята только им, хотя сувенир не убирала, держала в
руках.
"Ах, мартышка!"-подумал он.
Раису робко окликнули, но она отозвалась рассеянно и небрежно:
- Да, мы с папочкой уходим, у него отпуск от космоса.
Потом они ехали в



Назад