a1a0d2b2     

Пищикова Евгения - Свинарка И Пастух - 2



Евгения Пищикова
Свинарка и пастух -2
Позвольте предложить вам небольшую социальную историю. Все происходит на
московских окраинах, так что это тоже вести с полей. Да и происходит ли?
Тем не менее для меня и моей героини все происшедшее было сугубо
серьезно...
Завязка истории такова: меня попросили временно прописать в своей
квартире простую русскую женщину, сдуру решившую пройти в Москве
перерегистрацию и ее не прошедшую.. Интрига в том, что я позорно, даже
автоматически позорно отказалась - тут рефлексы головного мозга, как любил
говорить Стива Облонский. С младых ногтей культивировалась во мне идея, что
в московскую квартиру, хоть и временно, можно прописать только грудного
ребенка и дедушку в должности капитана подкладного судна, а зятьям и
невесткам (собственно, мужьям и женам) в прописке следует отказывать,
уповая на страстную любовь, чуждую расчета. Тут еще и сама ситуация: на
пять человек (трое из которых - в возрасте любви) одна квартира в спальном
районе, то есть Москва и к нам самим неласкова. Вроде бы мать, но
замученная простотой и скученностью. Третий класс жизни, плацкартный вагон.
Развитие же сюжета таково. Через пять часов я опомнилась и согласилась.
Родной брат, приехавший перлюстрировать мой общественный подвиг, кричал
мне: "Дура! Ты не знаешь, что такое провинциальная женщина, завоевывающая
Москву, - она съест тебя вместе с плюшевым мамонтенком (современный аналог
устаревшего медвежонка) твоей дочери" - и так далее... (Интересно, заметил
ли кто, что только что прочитанный абзац написан в стиле Виктории Токаревой
и газеты >? Это все оттого, что пошлость ситуации не может не
влиять на пошлость способа изложения.)
Теперь, когда с завязкой покончено, можно перейти от преамбулы
непосредственно к "амбуле" - а именно к поступку Ларисы Ивановны
Коноваловой, шестьдесят восьмого года рождения, уроженки Смоленской
области, проживающей в Москве с девяносто второго года на снимаемой жилой
площади.
Равнинная россиянка Лариса Ивановна (в дальнейшем - Лариса), будучи
отчасти натуральной, а отчасти химической блондинкой хорошего тевтонского
роста, никогда не подвергалась процедуре проверки документов. Более того,
поскольку она снимала жилье в Капотне, а последний год служила сменной
продавщицей в местной полатке "Тонар", она и в метро-то заходила раз в
месяц: вспомнить, что в Москве живет. Так зачем же она отправилась
перерегистрироваться, ежели и не регистрировалась?
Тут романтическое объяснение.
Лариса полюбила. Ее избранник - тбилисский армянин Сергей - тоже
завоевывает столицу. Он утюжит ее своей "семеркой", занимаясь извозом.
Попирает своими колесами каждую площадь и каждую улицу противного города,
борется с каждым километром дороги. И не женится на Ларисе, аргументируя
это тем, что нет такого загса, который соединит двух немосквичей в
московскую семью. Сережа водит машину со столичными номерами, купленную у
столичного же жителя по генеральной доверенности, и очень не любит Москву.
Верите ли, эта нелюбовь взаимна...
А Лариса попыталась доказать Сергею, что и с Москвой можно играть в
законопослушные игры. Hапример, Сережа не хочет перерегистрироваться, а
Ларочка пошла!
И пришла... Справку о работе хозяин "Тонара" не дал, потому что его ТОО
оказалась ИТП, а именно семейным предприятием - это чтобы не платить налога
на зарплату. То есть Лариса числилась не продавщицей, а женой племянника, и
оформить об этом справку было затруднительно. А многолетняя хозяйка
снимаемой квартиры от



Назад