a1a0d2b2     

Пищенко Виталий - Замок Ужаса



Виталий ПИЩЕНКО
ЗАМОК УЖАСА
Ирине -
жене и другу
...Сгорбилась впереди лесная чаща. Куда ведет затерявшаяся в
траве и колючих кустарниках тропа? Кто знает... Видит это коршун,
распростерший в бездонной синеве черные крылья. Видит, да не скажет.
Молчат полустершиеся руны на вросшем в землю замшелом камне - другой
была эта дорога в те далекие дни, когда оставила рука человека на
бесчувственном теле валуна глубокие раны. Поманит за собой болотный
огонек, и исчезнет невесть куда...
Но не бывает дорог без конца. И что бы ни ждало там - в задерну-
том туманной пеленой будущем, истомившийся путник примет все как ес-
тественную данность, без удивления, без сомнений. Таков закон доро-
ги, приучающей удивляться не новым открытиям, а вспоминать, словно
сказку, недавно еще понятное и привычное начало пути...
Часть первая
Рассказ Николая Крутого
1
Сигнал видеофора надсадно гудел над самым ухом. Я, не глядя,
ткнул пальцем в клавишу, нащупал на тумбочке часы, поднес к глазам.
Половина девятого. Какого черта?!
Довольный смешок напоминал о видеофоре. С экрана весело улыбался
Андрей Коваленко - мой соученик по классу учителя Богомила Герова.
Изучив мою заспанную физиономию и всклокоченные волосы, друг детства
соизволил открыть рот:
- Привет! А я-то, наивный, всегда считал, что Шерлок Холмс вста-
ет с первыми лучами Солнца.
- Какого черта? - на сей раз вслух пробормотал я, тщетно пытаясь
выбраться из сладких объятий Морфея.
Грубиян, - ласково сообщил Андрей, - но я не унижусь до ответных
оскорблений. Это может отрицательно сказаться на твоих професси-
ональных качествах.
- У меня отпуск, - с достоинством сообщил я, укутываясь в прос-
тыню, - после обеда я отбываю на родину предков. И вообще, к твоему
сведению, Николай Крутой сменил профессию. Отныне мое время принад-
лежит только литературе.
- Вах! - Андрей с деланым ужасом воздел руки к небу. - Бедные
читатели! Еще один классик...
- Может хватит? - взмолился я. - Человек работал до четырех ча-
сов, спать хочет. У, варвар, подушкой в тебя, что ли, запустить?
- Валяй, милостливо разрешил друг. - Велика вина моя, ибо не
учел я, грешный, что настоящие гении творят в темное время суток...
В общем, так. Оружие прибереги, пустишь его в ход через, - он взгля-
нул на часы, - через сорок семь минут. Желательно увидеть тебя умы-
тым, побритым и учти - я голоден, как волк. Короче говоря: времени
мало, дел - много.
- Каких дел? - простонал я.
- Важных, - отрезал Андрей. - Первое: хочу тебя обнять. Второе:
Сережка велел намылить тебе шею...
- За что? - возмутился я.
- За хвастовство. Кто обещал подарить ему свою книгу?
- Да не успел я! Она и вышла-то всего три дня назад.
- Вот! - Андрей многозначительно поднял палец. - Из-за твоей ле-
ности и неразворотливости таких же, как ты, безответственных личнос-
тей, бедный Линекер улетает к звездам, не имея бессмертного творения
Николая Крутого. Стыдно! В общем готовься к головомойке. Но это, как
я уже сказал, лишь второе дело. А третье - самое важное... Третье
узнаешь через сорок пять минут.
- Ну это уже свинство, - отреагировал я. - Разбудил, оскорбил,
заинтриговал и - в кусты?
- Зато теперь не уснешь, - хохотнул Андрей, - все, отведенное
тебе время начало отсчет!
- Постой! - окликнул я друга, прежде чем он отключился. - Как
все же добрался до меня? Я ведь строжайше запретил электрон-секрета-
рю будить меня до полудня.
- Так я тебе и сказал, - уклонился от ответа Андрей. - Ты же ему
программу перестроишь. А м



Назад