a1a0d2b2     

Писемский Алексей - Подводный Камень (Роман Г Авдеева)



Алексей Феофилактович Писемский
Подводный камень
(Роман г.Авдеева)
Статья
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
Роман г.Авдеева{547} состоит из двух частей и имеет то удобство, что
рассказывается двумя словами. Эти два слова - "Полинька Сакс"{547}: удобство
немаловажное для библиографов и чрезвычайно важное для авторов, пишущих со
второй руки. Существенные изменения, которые г.Авдеев сделал в Полиньке Сакс
и которые он отчасти позаимствовал из "Кто виноват"{547}, отчасти выдумал
сам, состоят в том, что Полинька Сакс (у г.Авдеева Наташа Соковлина),
во-первых, выходит замуж, по ее мнению, за очень достойного человека, не
только без наивного, детского равнодушия к этому человеку, как было и
следовало быть с настоящей Полинькой, а по чувству глубокой привязанности к
нему, вследствие сознательного уважения к его лицу и характеру и по ее
собственному выбору; во-вторых, она потом влюбляется не вследствие простого,
непосредственного увлечения, как опять-таки было с ребяческой Полинькой, а
по сознанию умственного превосходства над ее мужем его соперника (см. "Кто
виноват"), влюбляется, стало быть, не в блестящего титулованного юношу,
самою судьбою предназначенного для легких побед над неопытными сердцами, а,
так сказать, в героя мысли, в пародию на Бельтова (переделанного и
переименованного в Комлева), - и оставляет для этой пародии не только мужа,
но вдобавок еще и сына; в-третьих, за эту пародию она замуж не выходит,
потому что пародия, как и следует ожидать от лица такого звания, не берет
ее, говорит, что так гораздо лучше; в-четвертых, погулявши по белому свету с
новым избранником сердца, новая Полинька Сакс, подобно своему первообразу,
догадывается, что это только так, а что настоящая, прочная и беспредельная
привязанность в ней остается все-таки к мужу; тем не менее, даже и при этой
догадке, и уже наперекор своему первообразу, она не чувствует над собой
никакой катастрофы, получает от поругавшегося над нею человека уверение в
истинном почтении и возвращается под кровлю мужнего дома; кукольный муж, в
свою очередь, величайшим трагизмом своего положения почитает одиночество и
потому принимает ее в свои объятия с таким блаженным чувством, какого он не
испытывал даже в то время, когда она не знала никаких посторонних объятий. К
числу изменений следует, кроме этого, отнести и то, что роман свой г.Авдеев
рассказал своими собственными словами, не позаимствовавшись ни у кого ни
одною фразою, и рассказал притом словами столь отборными, какими по
преимуществу рассказываются только умные вещи.
- Да где же тут подражание или заимствования? - скажут нам. - Это
совершенно новая и оригинальная вещь. Брачные и любовные отношения
составляют одну из величайших социальных задач не только нашего времени, но
и времен прошедших и будущих. Что же удивительного, если бы г.Авдеев, желая
быть писателем своего времени, в выборе своего сюжета встретился не с двумя
только, а с целою сотнею писателей? Изумительного тут было бы одно, что
между изящными литераторами, людьми большею частию консервативными, так
много вдруг явилось таких, которые отзываются на голос времени. Г-н Авдеев
отнесся притом к этой значительной задаче совершенно по-своему, иначе, чем
оба предшествовавшие ему писатели, из которых один остановился пред нею, как
перед китайскою стеною, не предложивши никакого решения, а другой порешил ее
по китайскому кодексу десяти тысяч церемоний - законным расторжением
законного брака и



Назад